Новости порталаИнтервью с Qianti
Интервью с Qianti

Получилось здраво, но болезненно. В ходе этого разговора Кьянти высказал много достаточно неприятных мыслей, но с ними стоит ознакомиться, чтобы понимать, как сегодня выглядит тёмная сцена глазами молодых артистов. Это в чем-то резкое, в чем-то неприятное, в чем-то обескураживающее интервью, которое многим не понравится, но менее ценным оно от этого не станет.

 

 

Признаться, приступая к работе над этим интервью, я трижды думал – а надо ли? Это совсем иное, чем то, к чему привыкаешь, интервьюируя артистов, это соприкосновение с новым миром молодых артистов, где уже другое видение, тренды и принципы, мир, где царит полная диссоциация жанров и ненормативная лексика обретает статус цивильного словарного запаса. Но это все еще готика. Нет, не так, это уже - готика. «Как корабль назовешь, так он и поплывет», – гласит известная история. Этот корабль не плывет – он летит; да и не корабль это вовсе, а драккар с огромной “Q” на парусе, драккар, который несет за собой уже не ветер, а шторм обновления. Итак, Qianti – глашатай Новой Русской Готики…

 

 

Привет, расскажи о концепте своего проекта, долго ли ты к нему шел и что вообще за зверь такой, «Новая Русская Готика» (NRG), с чем его едят и в чем его отличие от «Старой Русской Готики»? 

Привет. Сейчас я думаю, что шёл к нему всё время, что занимался музыкой, но, разумеется, не мог осознать это на ранних этапах. Я – продукт собственного пути, а Новая Русская Готика – логичное продолжение того, чем я занимался семь с лишним лет. Я хочу заострить внимание на том, что это не жанр музыки. Новая Русская Готика выражается не в темпе и не в гармонии, это один из подходов к искусству в целом, который я выпестовал в своих музыкальных работах.

Года четыре назад мне интересно было изобретать новые жанры, но их время проходит, и сейчас это одна большая условность. Жанры смешиваются, их границы становятся всё более размытыми, а вот изобретение подходов остаётся актуальным. Отличие того, что я делаю, от Старой Русской Готики в том, что это что-то живое и актуальное, без обид.

 

 

Сейчас у тебя на очереди уже третий клип, считаешь ли ты, что визуализация важна для проекта, являются ли клипы взаимодополняющими, связаны ли каким-то единым логическим повествованием? 

Надо совершенно не разбираться в физиологии и когнитивистике, чтобы считать, что визуализация может быть неважна. Мы воспринимаем мир через зрительную систему, поэтому, если кто-то говорит вам, что его проекту не нужна визуализация, знайте: он просто не может сделать её так, чтобы за это не было стыдно. Или ни черта не понимает в том, как мы устроены, что ещё печальнее. Вернусь к вопросу об актуальности Старой Русской Готики: покажите мне хоть один клип современного русскоязычного готик-артиста, который не выглядит позорно. Я таких не встречал, поэтому придётся их снимать самому.


Мои клипы не связаны единым повествованием, но они дополняют друг друга, помогая раскрывать вселенную персонажа с разных сторон. У нас растут возможности, растёт команда, но костяк остаётся неизменным, все клипы мы делаем одним составом.

 

 

Давай поговорим о текущем клипе, в чем его посыл, как возникла и воплощалась идея, какие-то интересные или завуалированные моменты или пасхалки в нем? 

Я не знаю, это интервью выйдет до публикации клипа или после? В любом случае автор не хотел ничего сказать, выбросьте из головы его творческий замысел. Я делал клип о поиске себя и своего пути, о самосоздании методом перебора. Это предлагаемые мной обстоятельства, в которых посыл может восприниматься полярно, потому что искусство – зеркало, которое отражает зрителя, я лишь дорисовываю фон. Пасхалки и завуалированные моменты у меня есть абсолютно в каждом клипе, но я не люблю их афишировать. Это мои «пляшущие человечки», приятный бонус для знающих и понимающих. 

Трек «Who Dat Boy?» не является авторским – это ремикс на один из главных американских бэнгеров прошлого года. Я услышал его и не выдержал, потому что мне очень понравилась музыка, она подходила под мою стилистику, мне понравилась заявленная тема, но её раскрытие и исполнение оставили желать лучшего, поэтому я решил показать, как это можно сделать на русском языке, глубже, изысканнее и интереснее.

С клипом было сложнее, он придумывался в экстремальных условиях. Так сложились обстоятельства, что мне нужно было вытаскивать с того света сразу двух друзей, находившихся в разных городах, и это было по-настоящему тяжело. Мы ехали с Кэт (исполнительница главной роли в клипе, контент-менеджер Кьянти - прим.ред.) в Москву и на заднем сидении попутного Мерседеса записывали кадры и образы, приходившие нам в голову, падая от усталости. Это были безумные кровавые каникулы, на которых мы спасли двоих близких мне людей и придумали один близкий мне клип. Вернувшись в Питер, мы приступили к кастингу, брифам, и пре-продакшн был запущен. Это были действительно страшные съёмки с форс-мажорами, лужами крови и скорой помощью. В этот раз вышло из-под контроля действительно многое, но только в экстраординарных обстоятельствах могла получиться настолько самобытная работа. У нас была отдельная команда документалистов, которые снимали процесс производства, поэтому, возможно, однажды выйдет отдельный материал, где можно будет рассказать хотя бы часть того, что происходило на площадке.

 

 

Уверен, для многих сочетание готики и рэпа кажется, как бы это выразиться… несочетаемым, чего уж греха таить, до того, как познакомиться с твоим творчеством, я и сам был уверен в невозможности такого гамбита. Чем бы ты аргументировал, пояснил за такую комбинацию слушателю, который выразил бы сомнение в возможности подъема такого жанра . 

Аркадий, друг, не говори красиво. Гамбит – это немного другое, поверь старому шахматисту.

Как я уже говорил, жанровый апартеид своё отживает, появляемся мы и смешиваем стили, смешиваем краски. То, что я делаю, не является готикой или рэпом в чистом виде, мне это неинтересно. Я разбираюсь в обезьянках и понимаю, что им некомфортно, когда какое-то явление выходит за рамки привычных определений, поскольку определения и созданы как рамки явлений. Культурный рост должен быть постепенным, бесполезно ходить в картинные галереи, не зная живопись – вы там ничего не поймёте и будете плеваться. Как-то Курта Воннегута спросили: «Что нужно сделать, чтобы начать разбираться в искусстве?» Он ответил: «Для начала посмотрите хотя бы один миллион картин». Начнёте отмечать закономерности и отличать полутона. Так и с песнями: с появлением какой-то притязательности слушатель начинает понимать язык, чувствовать фонетику, подмечать интертексты и следить за рифмовкой. А если культуры восприятия нет, то бесполезно трясти перед слушателем своей витиеватой лирикой и объяснять, почему это круто. Не поймёт.
 

 

Практически во всех твоих имеющихся сейчас треках/клипах красной нитью сквозит посыл к очищению, смене кумиров, свежей волне и буре, которая несет покой. Насколько ты осознаешь/позиционируешь себя как некоего революционера, свежую кровь в темной сцене и насколько вообще она, по-твоему, застоялась и нуждается в обновлении, ведь не секрет, что с новыми группами, а главное, новыми идеями в дарк-сцене тухловато.

Она застоялась настолько, что ты сейчас берёшь у меня интервью. Я думаю, что это говорит о многом. Нет никакой тёмной сцены, пора перестать врать об этом  себе и зрителям. Есть кучка групп, которые даже друг с другом конкурировать не в состоянии, это не сцена, это пансионат, где постояльцы хотят покоя, сытости и чтобы внуки приезжали чаще. Нет огня. Нет искры божьего гнева, которая способна разжигать людей. Я бы не назвал себя революционером, я – логичная эволюция жанра. Я не пытаюсь быть приятным и дружить с ветеранами сцены, я прекрасно понимаю, что они меня примут, только если не будут чувствовать от меня угрозы. У нас вся страна так устроена: люди сидят на своих должностях по уши в говне и больше всего боятся перемен, потому что тогда они потеряют свои позиции. Поэтому мочат из всех орудий любые попытки что-то обновить и реформировать. Не имели никогда нормальной сцены – нечего и начинать.

 


Твоя музыка больше для молодых или… ммм… заслуженных слушателей? Как сам думаешь и почему? 

Мои песни слушают одноклассники моего брата в Германии, им по девять лет и они не знают русского языка. При этом мне прилетали рецензии и от 90-летних слушателей, это не показатель. Я считаю, что когда человек счастлив, ему не хочется погружаться и вникать во что-то, ему и так хорошо. В таком состоянии песни не слушают. Прелесть искусства в том, что оно искусственно, оно существует вне настоящего и только это делает его условно вечным. Поэтому моя музыка для тех, кого немного подташнивает.

 

 

Как артист, то, что ты сеешь своим творчеством, – это разумное, доброе, вечное, или это, скорее, безумное, злое и инновационное? 

Я та сила, что вечно хочет зла, но не **** (понимает), чем оно отличается от блага. Мне никогда не была близка дихотомия добра и зла, как я уже говорил тебе чуть раньше, я предлагаю обстоятельства. Я создаю прецедент, а относиться ко мне можно как угодно, я не сотня баксов, чтобы всем нравиться. Для меня большим комплиментом стало то, что я попадаю в ту аудиторию, в которую сложнее всего попасть: в образованную, интеллигентную публику, для которой рэп слишком вульгарен и примитивен, а готика слишком зашорена и несовременна.

 


Насколько важен символизм и аллегории в текстах, образах, видео для тебя, как артиста? 

«Пляшущие человечки». Я не люблю, когда символизм и аллегории становятся самоцелью, но они являются моей любимой приправой почти к любому блюду. Это становится понятно, если взглянуть на мои костюмы, клипы, тексты или обложки. Там зашифровано и оставлено столько, что вряд ли когда-нибудь кто-то найдёт всё, что я задумал, но сила в том, что и без этого человек может слушать эти песни и воспринимать эти обложки. Просто чем образованнее и ближе ко мне он будет, тем больше удовольствия он будет испытывать от понимания мелких нюансов и деталей, которые украшают мои работы.

 

 

Что для тебя самого готика, насколько важен имидж, что ты сам слушаешь из темной сцены, какие имена каким-то образом повлияли на твое музыкальное становление? Западные, отечественные? 

Для меня самого готика – это тема для очень большой дискуссии, о которой не хочется говорить вскользь. Я думаю, что понимаю готику с её парадоксами, и хочу сказать, что в своём привычном виде готика уже нежизнеспособна, как и рок-музыка. Любой горлопан, который осмеливается сегодня называть себя рок-музыкантом или готическим артистом, обязан будет предложить новое прочтение жанра, которое бы развивало его, а не перечёркивало всё сделанное. Именно этим я и занят в данный момент – ищу формат, в котором мы могли бы (в том числе и с тобой) поговорить о готике, о её судьбе и о том, какой я её вижу в следующие десять лет.

У меня всё началось с Роберта Смита и группы The Cure. Это было что-то бесконечно родное, больное и искреннее, что на впечатлительного юношу оказывало неизгладимое впечатление.

Сейчас из тёмной сцены слушаю Bauhaus, Tiger Lillies, ASP, Eisenherz, Powerwolf. Прекрасная, хоть и безнадёжно устаревшая музыка.

Про имидж я уже говорил: если кто-то считает, что ему не нужен имидж, то он либо дурак, либо не может создать его хорошо и поэтому ждёт своего часа. Имидж для меня фундаментально важен. Спрайт будешь?
 



3 самых важных принципа в жизни, которые для тебя - аксиома?

Избегайте аксиоматики, друзья. Помните, что ваши принципы ещё менее долговечны, чем вы сами.

Я предпочитаю говорить постулатами, давай попробую выбрать три:
1) Делай для себя.
Вокруг меня много людей, которые обязаны мне кто жизнью, а кто здоровьем, но я всегда помогаю не ради них или какой-то высшей цели, а ради себя. Потому что мне от этого становится хорошо. У нас все проблемы оттого, что мы делаем для кого-то вместо того, чтобы сделать для себя. Себя не обманешь. От себя не спрячешь ошибку, её придётся исправить. Поэтому я и песни пишу для себя, а не для того, чтобы осчастливить мир.
2) Не бойся боли.
Боль, так или иначе, будет приходить в твою жизнь и разламывать в ней всё на кусочки. Страх не отменит боль, но лишит тебя возможности получить экстремальный опыт. В жизни почти не случается вещей, которые нельзя вытерпеть, если заглушить страх, а преодолев тяжёлый период, ты становишься сильнее, срабатывает эффект гиперкомпенсации. Подумай об этом.
3) Создай себя сам.
Поверь мне, в человеке можно изменить настолько многое, что и представить трудно. Ты не обязан довольствоваться тем стартер-паком, который тебе выдала жизнь. Это вопрос воли, мотивации и обстоятельств. То, что люди называют «поиском себя» на самом деле поиск направления, в котором себя придётся создавать. Ты не найдёшь себя такого умного и в белом пальто, но ты можешь стать им через каторжный труд и ясное осознание своих целей. И делай это, разумеется, для себя.
 
 


Присуще ли такое понятие, как "хайп", темной сцене, твое мнение? 

Безусловно, он присутствует в том или ином виде везде. Продуманный пиар отошёл на второй план, уступив место хайпу – безумному порождению хаоса, в котором на миллиард просмотров может выстрелить вайн, собранный на коленке перебравшим Триган-Д восьмиклассником. Тёмная сцена, конечно, притормаживает относительно реальности, но не настолько, чтобы хайп её не касался. Другое дело, что на ней пока ничто не выстрелило достаточно громко. Но это вопрос времени.

 


Я уверен почти на все 100, что не только я - первый, кто задаст в истории темной сцены такой вопрос, но и ты - первый, кто даст на него ответ (черт, это даже как-то волнительно:), итак - что же такое "готические панчи" ? 

Это околесица. И это будет мой первый ответ, который короче твоего вопроса. 
 

 

Прежде, чем мы перейдем к последнему вопросу, возможно, ты захочешь рассказать о важных тебе людях, тех, кто помогает тебе с проектом, я прочел в ВК, что у вас там целый творческий конгломерат. Как все работает?

Я играю в долгую, то и дело смотря на своих коллег, которые рвут на десять тыщ как на пятьсот. Глупенькие. Мы с вами марафон бежим. Martlet Music – моя большая команда, закрытый клуб, в котором мы делаем 95% всего материала, почти не обращаясь к сторонним специалистам. В конгломерате три артиста: я, Vanten и Rosenblatt, с которыми мы работаем уже больше пяти лет. Все клипы снимает кинооператор Антон Казистов, контентом рулит Кэт – мой маленький оруженосец, на съёмках гримом и косметикой занимается Юля – наш визажист и второй режиссёр. Вантен и Роузи пишут музыку, Роузи сводит почти весь материал, я отвечаю за визуал объединения и пишу тексты песен. Помимо этого костяка у нас есть люди, которые подключаются на съёмках, занимаются кастингами, помогают съёмочной группе – это осветители, документалисты, дизайнеры, костюмеры, фотографы, ассистенты, модели. Все горят этим большим проектом, видят результат и понимают, что здесь они делают что-то яркое, стоящее и интересное. Это дороже любых денег.

 


Дальнейшие планы по завоеванию сердец поклонников темной сцены и твой персональный месседж для сердца и разума готической аудитории? 

Оставьте свои сердца себе, вам они нужнее. Я такое не ем.

Мне бы хотелось, чтобы мы с вами перестали заниматься некрофилией, перестали делать вид, что у нас есть тёмная сцена, и начали бы её строить, потому что это почти неисчерпаемая сфера, к которой нужно, всего-то, приложить талант и усилие множества заинтересованных людей. И тогда у нас начнут появляться артисты, появляться большие фестивали, появляться своё лицо на мировой музыкальной карте. А пока это тихий перд*ж уходящей эпохи, а не сцена.

Поддерживайте тех артистов, за кем видите будущее, не обязательно меня, но кого-то яркого, сильного и понимающего, что он делает. Мы же пока будем работать с тем, что имеем. Я готов быть наконечником этого тарана и готов поддерживать тех, кто делает крутые проекты. Так победим.

 

Беседовал Алексей Хижняков
Qianti ВК: vk.com/qianti

 

  10.10.2018   Newsmaker

Ваш комментарий:

    Представьтесь  




New issue

Bunker_26

BUNKER CHARTS TOP 10




























































© 2017 Bunker Magazine